Реформы не всегда к лучшему

ЕСПЧ формирует новую практику по вопросу легитимности судебного органа

Что общего между рекомендацией Рады адвокатов Украины членам Высшей рады правосудия от адвокатуры сложить свои полномочия и решением Европейского суда по правам человека признать дисциплинарную палату Верховного суда Польши судом, не созданным на основании закона? Разберемся и проведем параллели с Украиной.

Суд, не являющийся судом

22 июля ЕСПЧ принял решение в деле «Reczkowitz v. Poland», в котором, кроме прочего, признал, что ДП ВС Польши не является судом, созданным на основании закона. Решение касалось адвоката Джоанны Речковиц.

В июле 2017 года она была отстранена от исполнения своих обязанностей сроком на 3 года в связи с различными нарушениями Кодекса этики адвокатов. Ее дело рассматривалось как раз ДП ВС, недавно созданной в рамках крупномасштабной судебной реформы, инициированной польским правительством в 2017 году.

Заявительница жаловалась, что судьи ДП были назначены президентом Польши по рекомендации Национального судебного совета, что является явным нарушением национального законодательства и принципов верховенства закона, разделения властей и независимости судебной власти. Дело в том, что до судебной реформы члены НСС из числа судей избирались судьями, и это правило было прочно закреплено в польском законодательстве и недвусмысленно подтверждено Конституционным судом Польши в решении от 18.07.2007. Однако, 20.06.2017 КС отменил своё решение. После реформы 2017 года судебные члены НСС избираются парламентом страны — Сеймом.

Согласно информации, изложенной в информационной записке ЕСПЧ (Information Note on the Court’s case law), 5.12.2019 ВС Польши установил, что НСС не предоставил достаточных гарантий независимости от законодательных и исполнительных органов власти в процедуре назначения судей. Также он пришёл к выводу, что ДП не может считаться судом по смыслу внутреннего законодательства и в понимании ст.6 Конвенции по защите прав человека и основоположных свобод. Эти выводы были утверждены 23.01.2020 объединенными палатами ВС в совместной резолюции.

Специальный тест

На что опирался ЕСПЧ при вынесении такого решения? В первую очередь он рассмотрел вопрос о том, привело ли слушание дела ДП к

нарушению § 1 ст.6 конвенции. А именно — права заявителя на «суд, созданный на основании закона», используя специальный тест, сформулированный в деле «Guðmundur Andri Ástráðsson v. Iceland». Данный тест состоит из трёх этапов:

• должно иметь место явное нарушение внутреннего законодательства в том смысле, что нарушение должно быть объективным и подлинно идентифицируемым. Однако, отсутствие нарушения внутреннего законодательства не исключает возможности нарушения конвенции;

• рассматриваемое нарушение должно оцениваться в свете объекта и цели требования «суда, созданного на основании закона», а именно обеспечения способности судебной власти выполнять свои обязанности без неоправданного вмешательства и тем самым сохранять верховенство закона и разделение властей;

• позиция национальных судов, если таковая имеется, в отношении правовых последствий – с точки зрения конвенционных прав отдельного лица – нарушения национальных норм о назначении судей играет важную роль в определении того, является ли такое нарушение нарушением права на «суд, созданный на основании закона», и, таким образом, является частью самого теста.

Что касается степени независимости НСС и того, имело ли место неоправданное вмешательство законодательных и исполнительных властей в процесс назначения его членов, ЕСПЧ принял во внимание различные – и по существу единодушные – мнения международных организаций и органов. Они констатировали, что изменения в процедуре выборов судей НСС привели к тому, что совет больше не является независимым органом и не может выполнять свои конституционные обязательства по обеспечению независимости судов и судей.

Свои соображения по делу предоставили и общественные организации, по сути выступившие в качестве amicus curiae. Данный статус позволяет организациям, например, таким как Информационно-аналитический центр МОПЧ, участвовать в рассмотрении дела в ЕСПЧ.

Также интересно отметить, что при рассмотрении дела ЕСПЧ использует информацию из открытых источников. Так, в информационной записке указано, что «согласно информации, которая сейчас находится в открытом доступе, члены НСС были избраны при поддержке узкой группы судей, имеющих прочные связи с исполнительной властью». В п.178 решения ЕСПЧ отмечает: «общеизвестно, что реорганизация судебной системы в Польше, инициированная правительством в 2017 году и осуществляемая в соответствии с последующими законами о внесении поправок,.. была предметом… интенсивных общественных дебатов в Польше и на европейском уровне».

В итоге Суд постановил, что в силу законодательных изменений 2017 года, которые лишили судебную власть права назначать и избирать официальных членов НСС,

законодательная и исполнительная власть достигли решающего влияния на состав совета. Процедура назначения судей, в которой имеет место неправомерное влияние законодательной и исполнительной власти на назначение судей, сама по себе несовместима с §1 ст.6 конвенции и как таковая представляет собой фундаментальное нарушение, компрометирующее законность суда, состоящего из назначенных таким образом судей.

Последствия нелигитимности НСС

Дело «Reczkowitz v. Poland» показывает, что законодательные изменения в ходе реформ могут приводить к зависимости судебной системы от других ветвей властей. То есть проведение реформы само по себе еще не означает улучшение ситуации, напротив, некоторые её аспекты могут дать обратный эффект.

Второй вывод — с помощью данного или подобного (для другой страны) решения можно оспаривать решения национальных судов в Страсбурге. Ведь ЕСПЧ косвенно признал, что все судьи, назначенные при участии новой НСС, не соответствуют требованиям ст.6 конвенции.

По этому поводу в данном решении есть отдельное мнение судьи Кристофа Войтичек, представляющего Польшу. Он посчитал, что данная ситуация «повлечет за собой неопределенность для тысяч лиц, чьи дела были решены с участием судей, назначенных по представлению нового НСС».

Данное решение ЕСПЧ безусловно выходит за рамки ситуации адвоката Дж.Речковиц. Суд решил, что всем текущим и будущим заявкам, касающимся различных аспектов реорганизации судебной системы Польши, будет отдан приоритет. Универсальность решения косвенно подтверждается тем, что большая часть текста не касается непосредственно сути дела.

Стоит согласится с мнением К.Войтичека, заявившего, что «в данном случае Суд сосредоточился исключительно на общих и структурных вопросах, касающихся судебной системы. Ситуация заявителя была представлена в 5 кратких параграфах (54—58) в части «Факты» и оценена в двух параграфах (288 и 291) в части «Закон». 

Украинские параллели

Это решение представляет интерес и для нашей страны. В Украине, как и в Польше, имеет место конфликт между Президентом и Конституционным судом (в Польше в качестве «противника властей» выступает ВС).

Более того, в ходе реформы часть судей лишилась своих должностей, что может указывать на проблемы с независимостью Фемиды в целом. Этот вопрос затронут, например, в решении от 22.07.2021 в деле «Гуменюк и другие против Украины». В нем ЕСПЧ указывает что «переименование судебного органа не могло состояться без перевода судей ВСУ на должности судей ВС, поскольку не было разницы между их правовым статусом; исключение слова «Украина» из словосочетания «Верховный Суд Украины» не могло оправдать увольнение всех судей ВСУ или их перевод в другой суд. Таким образом, судьи ВСУ должны были продолжать осуществлять свои полномочия в качестве судей ВС. Различие между судьями ВСУ и ВС не соответствовало принципу несменяемости судей, который является частью конституционной гарантии независимости судей» (см. также «Татьяна Жайворонок: «Не все судьи ВС понимают, что мы защищаем и их права в будущем«, «ЗіБ» — Прим.ред.).

Негативной была и реакция юридического сообщества относительно некоторых аспектов реформы. Из последних примеров можно отметить рекомендацию РАУ членам ВРП от адвокатуры сложить свои полномочия по причине ограничения их независимости очередными законодательными изменениями (законом от 14.07.2021 №1635-ІХ). А также обращение ВРП к Верховному Суду с просьбой срочно созвать Пленум ВС и обратиться в КС относительно проверки конституционности отдельных положений закона №1635-ІХ.

В обоих случаях речь идёт об особенностях формирования этического совета при ВРП. Новое законодательство предусматривает, что в этот орган, формирующий список кандидатов в члены ВРП (т.е. фактически определяющий кто может стать членом Рады), войдут лица, предложенные международными организациями и подразделениями МИД нескольких западных стран.

И дело «Reczkowitz v. Poland» яркий пример того, как сложно бывает усидеть на двух стульях – формировать суверенную национальную систему власти и одновременно встраиваться в мощные наднациональные образования. Не в последнюю очередь этот прецедент важен и для Украины.

___

Антон Алексеев (Украина) юрист, директор Информационно-аналитического центра Международного общества прав человека

Этот комментарий первоначально появился в выпуске №36 (1542) газеты “Закон и бизнес” 04.09-10.09.2021. Комментарии дают экспертам Центра гражданского развития возможность передавать идеи, основанные на их профессиональном опыте и часто на их исследованиях и анализе.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *