Принятие решения Верховным Судом без адвокатов В.Януковича, в разрезе практики ЕСПЧ, может нарушать его право на защиту.

5 декабря 2021 года Виктор Янукович отказался от своих защитников в кассационном рассмотрении так называемого «Крымского дела».

Основанием для такого решения стало несколько причин.

По утверждению стороны защиты, из-за карантинных ограничений адвокаты по договору не могут встретиться с В.Януковичем с осени 2019 года. Это означает, что за время рассмотрения дела в кассационном суде у них не было ни одной конфиденциальной встречи для того, чтобы выработать правовую позицию. Виктор Янукович также не имел возможности ознакомится с материалами кассационного производства.

Еще одним фактором, препятствующим осуществлению права на защиту подсудимого стало то, что Россия отказала адвокатам во въезде в страну. По словам защиты, Виктор Янукович не может принять участие во встрече с адвокатами и на территории третьей страны, поскольку у него нет загранпаспорта гражданина Украины. Адвокаты ходатайствовали перед кассационным судом с просьбой  принять меры для организации встречи с подзащитным согласно ч. 2 ст. 54 УПК.

Виктор Янукович, в свою очередь, сообщил суду, что ищет адвокатов, которые смогут прибыть в Россию для согласования правовой позиции и просит суд сделать перерыв для поиска таких адвокатов. Тем не менее суд не стал делать перерыв, принял окончательное решение и отказал во всех кассационных жалобах.

Стоит напомнить, что ранее, несмотря на протесты Виктора Януковича и наличие у него максимально разрешенного количества адвокатов по договору суд привлек государственных адвокатов.

По данным мониторинга ИАЦ МОПЧ (https://www.civdev.center/yanukovych-29-11-21/) за 29 ноября, наблюдатели МОПЧ отметили пассивность «государственного» защитника. Когда суд предоставил ему возможность выступить со своими доводами, адвокат просто заявил, что поддерживает позицию своих коллег (адвокатов по договору). Фактически этот защитник не участвует в процессе. Таким образом единственный эффект от его присутствия на заседаниях – это нарушение права на защиту.

В мае 2021 «государственному» защитнику Ю.Рябоволу также предлагали прибыть к В.Януковичу в Россию для того, чтобы согласовать правовую позицию, но, по заявлению официальных адвокатов В.Януковича, Ю.Рябовол вообще проигнорировал предложение провести конфиденциальную встречу со своим клиентом. В отличие от адвокатов по договору назначенный судом государственный защитник Ю.Рябовол не принял решение о выходе из дела.

В то же время, по выводам экспертов МОПЧ, присутствие на заседаниях государственного защитника, в нарушение  норм УПК и ЕКПЧ, скорее всего, судом инициировано «для подстраховки», чтобы у суда была возможность формально заявить, что право на защиту В.Януковича было соблюдено.

В ситуации, когда В.Янукович отказался от своих адвокатов по договору, суд сможет заявить, что права подсудимого не будут нарушены, если суд продолжится без них.

Однако, такая позиция национального суда не соответствует практике Европейского суда по правам человека.

По информации стороны защиты, Ю.Рябовол – член команды Юрия Луценко, который на момент предъявления обвинения занимал должность Генерального прокурора, они вместе работали со времён Майдана.

Напомним, что ранее, в суде первой инстанции, В.Януковичу было назначено четыре «государственных» адвоката, но все они вышли из дела из-за разного рода нарушений. Детальнее об этом можно прочитать в финальном отчёте МОПЧ по делу: https://www.civdev.center/wp-content/uploads/2020/03/Yanukovych-final.pdf

Следует отметить, что В.Янукович и его адвокаты обратились в БПП, с просьбой отозвать Ю.Рябовола согласно п. 3, ч. 1, ст. 23 Закона «О бесплатной правовой помощи», но не получили положительного ответа.

Согласно данным мониторинга МОПЧ, эти действия национальных судов идут вразрез с практикой ЕСПЧ.

Номинальное присутствие представителя адвокатской профессии в зале суда не обеспечивает эффективной защиты и не является реализацией права на справедливый суд (дело Артико против Италии).

ЕСПЧ напоминает, что Европейская конвенция призвана гарантировать права, являющиеся не теоретическими или иллюзорными, а права, которые являются действующими и эффективными, это, в частности, касается права на защиту (дело Пелладоа против Нидерландов).

О важности именно эффективной защиты также говорится в решении по делу Салдуз против Турции.

Ещё одним нарушением права на справедливый суд стала ситуация, когда «государственный» защитник остался в процессе после того, как в дело вступили официальные адвокаты В. Януковича. В деле Ханзевацкий против Хорватии ЕСПЧ отметил, что лицо, обвиняемое в совершении уголовного преступления, должно иметь возможность прибегнуть к правовой помощи по своему выбору. Таким образом, участие «государственного» адвоката в качестве защитника В. Януковича (при наличии официальных адвокатов экс-президента) может трактоваться как попытка навязать подсудимому конкретного защитника.

Стоит также отметить, что в контексте п.3 ст. 6 Европейской конвенции назначение бесплатного защитника, для обеспечения права на справедливое судебное разбирательство, подразумевается в случае недостатка у обвиняемого средств для оплаты услуг адвоката. Это подтверждается практикой ЕСПЧ, в деле Пекелли против Германии. Отмечается, что для предоставления бесплатной правовой помощи, обвиняемый даже должен продемонстрировать отсутствие у него средств для оплаты услуг адвоката. В деле В. Януковича вопрос о его способности/неспособности самостоятельно оплачивать услуги адвоката и, следовательно, о необходимости предоставить обвиняемому «бесплатного защитника» (по причине отсутствия средств) даже не поднимался.

Таким образом очевидно, что продолжение судебного процесса, с точки зрения ЕСПЧ нарушает право на защиту подсудимого В.Януковича.

В отчете МОПЧ также отмечается, что отступление суда от международных обязательств Украины прослеживалось на протяжении всего судебного процесса. Суд отказался руководствоваться нормами Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам при организации видеосвязи с В. Януковичем. Несмотря на то, что этот документ ратифицирован Украиной и, следовательно, является обязательным для исполнения. Согласно Конвенции организация видеосвязи должна проходить при сотрудничестве с компетентными органами России (где находится обвиняемый). Свои отказы использовать международные стандарты суд первой инстанции мотивировал только заявлением о том, что экс-президент обвиняется в государственной измене именно в пользу Российской Федерации. При этом в заявлениях суда отсутствуют какие-либо ссылки на нормы законодательства, позволяющие подобного рода отступление от международных обязательств.

 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *