Мониторинг дела А. Мельника, А. Крыжановского и И. Куника (заседание от 11 июня 2021 года)

11 июня 2021 года в Кобеляцком районном суде Полтавской области состоялось очередное подготовительное судебное заседание по делу Александра Мельника, Александра Крыжановского и Игоря Куника, которые обвиняются в убийстве мэра г. Кременчуга О. Бабаева и судьи А. Лободенка.

В этот раз коллегия состояла из судей С.М. Макарчука, Т.В. Тесленко и Л.В. Назарёвой.

Нарушение права на защиту

В начале заседания обвиняемые и их защитники заявили ходатайства об отводе судей. Обвиняемый И. Куник отметил, что он лишен своего конституционного права на защиту, так как суд не сообщил заранее о дате, времени заседания из-за чего его адвокат С. Кияшко не успел прибыть вовремя. О назначенном заседании подсудимому стало известно 10 июня в 18:10 от администрации СИЗО, адвокатам сообщили в 21:00. Ему непонятно, почему все решалось так срочно. Действительно, если посмотреть график работы суда, то рабочий день заканчивается в 17:00, а заседание было назначено намного позже. Такие действия можно расценивать как выходящие за рамки обычной работы суда, что, в свою очередь, может быть спровоцировано или наличием давления на судей, или личной заинтересованностью в рассмотрении данного дела. Кроме того, в итоге судьи открыли заседание даже не спросив мнения участников о его проведении без защитника одного из обвиняемых, хотя, его участие в этой категории дел, согласно УПК Украины, является обязательным.

Ходатайство об отводе коллегии судей

Адвокат Р. Лазоренко зачитал ходатайство об отводе коллегии судей. Он утверждал, что судья не может брать участие в деле при наличии обстоятельств которые вызывают сомнения в его беспристрастности. А именно, защитник обозначил, что дело рассматривалось в данном суде в период с 2015 по 2017 год в составе судей И.И. Омельченко, Т.М. Мороз, Т.В. Тесленко. Со слов адвоката:

  • Указанная коллегия судей, в том числе и Т.В. Тесленко, вопреки принципу верховенства права, Конституции Украины, Европейской конвенции – осуществляли пытки и унижали обвиняемых, содержа их в металлической клетке во время заседаний. Очень часто судебные слушания проводились в нерабочее время (даже в час ночи), чтобы вынести решение о продлении обвиняемым меры пресечения в виде содержания под стражей. Этой же коллегией неоднократно нарушалась презумпция невиновности, то есть тогда обвиняемых называли убийцами и эта информация была опубликована на официальном сайте суда. Защитники посчитали, что судья Т.В. Тесленко уже продемонстрировала обвинительный уклон, предвзятость и сформировала свое мнение касательно дела.
  • Судья Л.В. Назарёва в тот период была помощником одной из судей и присутствовала на заседаниях, знает обо всех материалах дела, участвовала при допросе обвиняемых, свидетелей. Поэтому она также уже сформировала свое мнение и не может быть беспристрастной. К тому же, она также имеет прямое отношение к нарушению презумпции невиновности.
  • Судья С.М. Макарчук до назначения его на эту должность работал помощником судьи Ю.В. Кулиша в апелляционном суде Полтавской области, который непосредственно принимал участие в данном уголовном производстве, а именно осуществлял пересмотр решений суда о продлении меры пресечения обвиняемым. Указанные факты свидетельствуют об осведомленности судьи С.М. Макарчука в обстоятельствах дела.

Адвокат утверждал, что дело, заранее согласовав всё со стороной обвинения, повторно отправили в данный суд на рассмотрение несмотря на наличие ряда нарушений. Учитывая указанные факты, которые подтверждаются доказательствами, вызывают сомнение в предвзятости судей и могут влиять на справедливость рассмотрения дела. Кроме того, при наличии таких обстоятельств судьи должны были заявить о самоотводе, но они этого не сделали, что может говорить о наличии личного интереса в рассмотрении данного уголовного производства.

ЕСПЧ неоднократно указывал, что хотя беспристрастность обычно означает отсутствие предубеждений или предвзятости судей, ее наличие или отсутствие, в частности, в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции, может быть проверено различными способами. В этом контексте можно провести различие между субъективным подходом, который пытается установить личное убеждение данного судьи в данном деле, и объективным подходом, который определяет, предлагает ли он гарантии, достаточные для исключения любых законных сомнений в этом. Любой судья, в отношении которого есть законные основания опасаться отсутствия беспристрастности, должен отказаться от своей должности. На карту поставлено доверие, которое суды должны внушать общественности в демократическом обществе (п. 30 постановления по делу «Пьерсак против Бельгии»).

По мнению стороны обвинения заявленные обстоятельства надуманные и не являются основанием для отвода, не свидетельствуют о предвзятости судей, а являются попыткой затянуть рассмотрение дела. Представитель потерпевших согласился с мнением прокуроров.

Суд отказал в удовлетворении ходатайства об отводе коллегии не мотивировав должным образом свое решение и посчитав, что все обозначенные стороной защиты обстоятельства необоснованные.

По мнению наблюдателя, судья Т.В. Тесленко вела себя не совсем корректно. Как с обвиняемыми, так и с их защитниками она общалась в повышенном тоне, перебивала их. Несмотря на то, что судья не была председательствующей, именно она руководила заседанием в то время, как двое других молчали. На очередное упоминание обвиняемым И. Куником о том, что на слушании нет его защитника, судья отвечала, что «это не суд, а подготовительное заседание».

Пытки и бесчеловечное обращение

На заседании обвиняемый А. Крыжановский сообщил суду о том, что он очень плохо себя чувствует, ему необходимы отдых в лежачем положении (что не обеспечивается в суде), строгий приём лекарств после каждого приёма пищи, да и вообще длительное лечение в стационаре. Несмотря на то, что он не знал когда будет следующее слушание, преждевременно подал ходатайство об его участии в заседании в режиме видеоконференции, но судья, принимая решение, направила требование о доставке обвиняемого в зал суда, что сказалось на его самочувствии. За все время заседания ему дважды вызывали скорую медицинскую помощь. Необходимо отметить, что ранее он достаточно сложно перенес Ковид, находился на лечении в стационаре с подключением кислорода.

ЕСПЧ напоминает, что именно на органы власти возложена обязанность обеспечивать охрану здоровья лиц, лишенных свободы (п. 79 постановления по делу «Гуртадо против Швейцарии»). Непредоставление надлежащей медицинской помощи может представлять собой обращение, несовместимое со ст. 3 Конвенции (п. 87 постановления по делу «Ильхан против Турции»).

Нельзя не обратить внимание на то, что обвиняемые всё время находились в стеклянном боксе. Они жаловались на то, что там нечем дышать. Было чётко видно, что они не слышат судей и не могут нормально общаться со своими защитниками. Опять же, реакции со стороны суда не было.

Стоит отметить положительным то, что судьи хотя бы отреагировали на просьбы подсудимых об обеспечении их обедом и посодействовали этому. Но ужин им так и не предоставили, несмотря на то, что заседание длилось долго и закончилось после 21:00. После чего обвиняемых еще конвоировали до Полтавского СИЗО (более часа дороги от Кобеляк).

Автоматическое продление меры пресечения

Так, как 11 июня 2021 года заканчивался срок действия меры пресечения в виде содержания под стражей, прокурорами были заявлены ходатайства о её продлении. Уже неоднократно отмечалось, что стороной обвинения каждый раз такого рода ходатайство копируется, то есть называются одни и те же риски, которые новыми обстоятельствами не подкрепляются. И в данном заседании было замечено то, что в тексте ходатайства даже не изменился город, в который доставляют обвиняемых.

А. Мельник высказал свое мнение по поводу этого, указав, что сторона обвинения специально ходатайствует о продлении содержания под стражей, чтобы заставить обвиняемых пойти на сделку и утверждает, что один из прокуроров говорил об этом прямо. Такие действия стороны обвинения указывают на осуществление давления на подсудимых, что по мнению экспертов МОПЧ является недопустимым.

Защитниками также были заявлены ходатайства об изменении меры пресечения обвиняемым, но и здесь суд отказал в их удовлетворении.

Суд удовлетворил ходатайство прокуроров и продлил каждому обвиняемому содержание под стражей ещё на 60 дней. На данный момент подсудимые пребывают под стражей уже 6 лет и 9 месяцев.

Согласно п.3 ст.5 Конвенции, по истечении определенного периода времени одно лишь существование обоснованного подозрения не оправдывает лишения свободы, и суды должны приводить другие основания для продления содержания под стражей (п. 50 постановления по делу «Борисенко против Украины»).

Судебное заседание длилось около 12 часов, (в 9:00 началось и закончилось в 21:00) несмотря на то, что рабочий день суда заканчивается в 17:00. Обращаем внимание который раз, что такие действия говорят о том, что здесь может иметь место давление на судей или они могут быть лично заинтересованы в рассмотрении данного дела. Кроме того, эксперты Информационно-аналитического центра МОПЧ опасаются, что обвиняемые, находясь в недопустимых условиях (духота в стеклянном боксе, отсутствие на половине заседания единственного адвоката одного из обвиняемых, плохого самочувствия второго обвиняемого) не могли полноценно участвовать в заседании и были ущемлены в своих правах, что безусловно нарушает их право на справедливое судебное рассмотрение.

Важно ещё раз обратить внимание, что в Кобеляцком районном суде Полтавской области дело уже рассматривалось в период 2015 – 2017 г. и в этот раз его рассмотрение направили сюда уже по второму кругу. На момент данного заседания это уже 10 суд и 12 коллегия судей. Время идёт, свобода обвиняемых всё так же ограничена и они уже почти 7 лет непрерывно содержатся под стражей, их здоровье ухудшается, а законные права постоянно нарушаются, что фиксируется наблюдателями МОПЧ. Рассмотрение уголовного производства фактически стоит на месте, хоть его и передают из одного суда в другой, но результатов нет. Вынесенные решения Европейского суда по правам человека до сих пор не выполняются, а власть никак на это не реагирует.

Ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает за каждым лицом, преследуемым по уголовному делу, право получить в разумный срок окончательное решение об обоснованности обвинения, направленного против него, а точнее достижение того, чтобы обвиняемые не оставались в течение длительного времени под тяжестью обвинения и чтобы было вынесено решение об обоснованности обвинения (п. 25 постановления по делу «Джулия Манцони против Италии», п. 65 постановления по делу «Броуган и другие против Соединенного Королевства»).

Международное общество прав человека продолжит мониторинг данного уголовного производства.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *