Ограничение прав стороны защиты в деле В.Медведчука приобретает систематичный характер, – выводы независимого мониторинга ИАЦ МОПЧ

Информационно-аналитический центр Международного общества прав человека проводит независимый мониторинг права на справедливый суд в деле Виктора Медведчука. Отчет по заседанию 8 июля опубликован на сайте ИАЦ МОПЧ.

8 июля 2021 года в Печерском районном суде г. Киева состоялось заседание по делу народного депутата Виктора Медведчука. Ему инкриминируют ст. 111 (государственная измена) и ст. 438 (нарушение законов и обычаев войны) Уголовного кодекса Украины.

11 мая 2021 года Генеральным прокурором было подписано подозрение в государственной измене депутатам Верховной рады Украины IX созыва от партии «Опозиционная платформа – За жизнь» Виктору Медведчуку и Тарасу Козаку, местонахождение которого на данное время не известно. 13 мая Печерским районным судом города Киева сроком на 60 дней (до 9 июля 2021 года) В. Медведчучу была избрана мера пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста с использованием электронного браслета.

Как отмечено в отчете независимого наблюдателя МОПЧ, опубликованном на сайте организации, на заседании 8 июля рассматривались ходатайства защиты об отводе судьи и прокурора. Адвокаты заявили не только о пристрастности судьи, но и о вмешательстве в автоматизированную систему распределения дел. В удовлетворении обоих ходатайств было отказано.

По утверждению наблюдателя ИАЦ МОПЧ, суду понадобилось для принятия решения об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты об отводе прокурора, включая необходимость удалиться в совещательную комнату, всего 20 секунд.

В контексте решения вопросов о беспристрастности, интересна позиция ЕСПЧ в одном из недавних решений по делу «Бег с.п.а. против Италии»: «при принятии решения о том, есть ли в конкретном случае законные основания опасаться, что конкретный судья не обладает беспристрастностью, точка зрения заинтересованного лица важна, но не имеет решающего значения. Решающим является то, можно ли считать эти опасения объективно оправданными». Далее в том же решении ЕСПЧ указывает на то, что «в этой связи даже видимость может иметь определенное значение, принцип, который отражен в изречении «справедливость должна не только свершаться, она также должна быть видна».

Таким образом, по мнению наблюдателя ИАЦ МОПЧ в решении данного вопроса даже видимость беспристрастного принятия решения не была обеспечена, не говоря уже о действительной попытке оценить причины заявленного отвода и принять взвешенное решение.

В ходе мониторинга были также отмечены факты, свидетельствующие об ограничении прав защиты. Адвокаты не раз упоминали тот факт, что 7 июля 2021 года следственным судьей С. Вовком рассматривалось ходатайство следователя ГБР о продлении срока досудебного расследования по данному уголовному производству. Со слов защитника, подобные ходатайства рассматриваются в течение трёх дней с момента получения судом (т.е. до 11 июля 2021 года), а поэтому никакой срочности в рассмотрении данного ходатайства не было, но решение суда было вынесено в срочном порядке в тот же день. В результате стороны не были оповещены о его рассмотрении должным образом, так как повестка с информацией о заседании была вручена меньше чем за час до его начала. Сторона защиты не смогла подготовиться и вовремя прибыть на рассмотрение ходатайства, что является нарушением права на защиту. Когда адвокаты прибыли в суд, им уже вручили готовое решение суда (несмотря на то, что для его принятия нужно было, как минимум, ознакомиться с семью томами дела).

Подобные действия суда могут быть расценены как игнорирование положений статьи 6 ЕКПЧ, которая определяет, что каждый имеет право на справедливый суд. В своих решениях Европейский суд по правам человека неоднократно отмечал, что статья 6 Конвенции в целом гарантирует лицу, которому предъявлено уголовное обвинение, право на эффективное участие в судебном разбирательстве по делу. Это право предполагает, среди прочего, возможность не просто присутствовать на суде, но слышать и понимать, что происходит в ходе разбирательства (п.26 дела «Стенфорд против Соединенного Королевства», п.78 «Барбера, Мессег и Ябардо против Испании»). Несомненно, тот факт, что одну из сторон вовремя не уведомили о заседании, на котором рассматривались процессуальные вопросы по делу, лишило ее возможности не только выразить свою позицию относительно ходатайства, но даже присутствовать на суде.

Наблюдатель также отметил, что для данного процесса проблема не уведомления адвокатов о заседаниях, а соответственно нарушение права на защиту, приобретает систематичный характер.  В день проведения заседания 8 июля один из адвокатов опоздал, так как только в 8:43 получил повестку о том, что заседание назначено на 9:30. Таким образом он был лишен времени на подготовку к заседанию. По мнению адвоката, такие действия прямо направлены на ограничение прав стороны защиты.

Детальнее читайте здесь: https://www.civdev.center/medvedchyk-08-07-21/

Пресс-служба ИАЦ МОПЧ

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *