Мониторинг дела В.В. Медведчука (заседание от 8 июля 2021 года)

8 июля 2021 года в Печерском районном суде г. Киева состоялось заседание по делу народного депутата Виктора Медведчука. Ему инкриминируют ст. 111 (государственная измена) и ст. 438 (нарушение законов и обычаев войны) Уголовного кодекса Украины.

11 мая 2021 года Генеральным прокурором было подписано подозрение в государственной измене депутатам Верховной рады Украины IX созыва от партии «Опозиционная платформа – За жизнь» Виктору Медведчуку и Тарасу Козаку, местонахождение которого на данное время не известно. 13 мая Печерским районным судом города Киева сроком на 60 дней (до 9 июля 2021 года) В. Медведчучу была избрана мера пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста с использованием электронного браслета.

Ход заседания. В начале заседания один из адвокатов подозреваемого заявил отвод прокурору Р. Ижуку, обьясняя это предвзятым отношением прокурора к В. Медведчуку. Адвокат утверждал, что прокурор зависим от представителей власти, так как вся его дальнейшая карьера зависит от исполнения или неисполнения им незаконных, с точки зрения защитника, указаний по «политическому преследованию В. Медведчука» (досл.), которые поступают от руководства государства, в том числе руководства Офиса Генерального прокурора.

Также, трое из пяти защитников заявили отвод следственному судье С. Вовку. По их мнению, существует ряд обстоятельств, из-за которых он не может быть следственным судьей в данном уголовном производстве. Защита опять же ссылалась на его личную заинтересованность в результатах рассмотрения дела, из-за чего уполномоченные лица пошли даже на нарушение порядка определения следственного судьи. По мнению одного из адвокатов, судья не может гарантировать справедливое рассмотрение дела так как находится под влиянием и контролем со стороны обвинения. Защитник уверен, что все предыдущие действия прокуратуры согласовываются с судьей и процессуальные решения принимаются в пользу стороны обвинения, хотя, по утверждению адвоката, такими действиями прямо нарушается право на защиту.

Кроме того, по утверждению защитников, имело место вмешательство в работу системы автораспределения судей, в результате был выбран тот, кто сможет принять нужное решение. Один из адвокатов утверждал, что только отвод поможет избежать сомнений в объективности судьи и способствует принятию законного решения. Сторона обвинения просила ходатайство об отводе следственного судьи оставить без рассмотрения, так как посчитала его необоснованным.

В итоге в удовлетворении ходатайства об отводе судьи было отказано.

После рассмотрения заявления об отводе судьи, следственный судья продолжил рассматривать ходатайство об отводе прокурора Р. Ижука. Сам прокурор отметил, что все доводы стороны защиты надуманны и безосновательны, а также не соответствуют нормам законодательства. Другие прокуроры просили отказать в удовлетворении заявления адвокатов.

В контексте решения вопросов о беспристрастности, интересна позиция ЕСПЧ в одном из недавних решений по делу «Бег с.п.а. против Италии»: «при принятии решения о том, есть ли в конкретном случае законные основания опасаться, что конкретный судья не обладает беспристрастностью, точка зрения заинтересованного лица важна, но не имеет решающего значения. Решающим является то, можно ли считать эти опасения объективно оправданными». Далее в том же решении ЕСПЧ указывает на то, что «в этой связи даже видимость может иметь определенное значение, принцип, который отражен в изречении «справедливость должна не только свершаться, она также должна быть видна». В данном заседании по делу В. Медведчука, как пример, суду понадобилось для принятия решения об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты об отводе прокурора, включая необходимость удалиться в совещательную комнату, всего 20 секунд! Таким образом, по мнению наблюдателя ИАЦ МОПЧ в решении данного вопроса даже видимость беспристрастного принятия решения не была обеспечена, не говоря уже о действительной попытке оценить причины заявленного отвода и принять взвешенное решение.

Адвокаты не раз упоминали тот факт, что 7 июля 2021 года следственным судьей С. Вовком рассматривалось ходатайство следователя ДБР о продлении срока досудебного расследования по данному уголовному производству. Со слов защитника, подобные ходатайства рассматриваются в течение трёх дней с момента получения судом (т.е. до 11 июля 2021 года), а поэтому никакой срочности в рассмотрении данного ходатайства не было, но решение суда было вынесено в срочном порядке в тот же день. В результате, стороны не были оповещены о его рассмотрении должным образом, так как повестка с информацией о заседании была вручена меньше чем за час до его начала. Сторона защиты не смогла подготовиться и вовремя прибыть на рассмотрение ходатайства, что является нарушением права на защиту. Когда адвокаты прибыли в суд, им уже вручили готовое решение суда (несмотря на то, что для его принятия нужно было, как минимум, ознакомиться с семью томами дела).

Подобные действия суда могут быть расценены как игнорирование положений статьи 6 ЕКПЧ, которая определяет, что каждый имеет право на справедливый суд. В своих решениях Европейский суд по правам человека неоднократно отмечал, что статья 6 Конвенции в целом гарантирует лицу, которому предъявлено уголовное обвинение, право на эффективное участие в судебном разбирательстве по делу. Данное право предполагает, среди прочего, возможность не просто присутствовать на суде, но слышать и понимать, что происходит в ходе разбирательства (п.26 дела «Стенфорд против Соединенного Королевства», п.78 «Барбера, Мессег и Ябардо против Испании»). Несомненно, тот факт, что одну из сторон вовремя не уведомили о заседании, на котором рассматривались процессуальные вопросы по делу, лишило ее возможности не только выразить свою позицию относительно ходатайства, но даже присутствовать на суде.

Стоит отметить, что для данного процесса проблема не уведомления адвокатов о заседаниях, а соответственно нарушение права на защиту, приобретает систематичный характер.  В день проведения заседания 8 июля один из адвокатов опоздал, так как только в 8:43 получил повестку о том, что заседание назначено на 9:30. Таким образом он был лишен времени на подготовку к заседанию. По мнению адвоката, такие действия прямо направлены на ограничение прав стороны защиты.

По поводу ходатайства о продлении меры пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста, защитники указали на наличие ряда нарушений, начиная с момента подачи ходатайства стороной обвинения в суд без всех необходимых документов и заканчивая вмешательством в автоматизированную систему документооборота, чем прямо было нарушено право подозреваемого на справедливый суд.

После этого, прокурор подал ходатайство о приобщении к материалам дела  трёх документов, а именно: постановление суда от 7 июля 2021 года, о продлении срока досудебного расследования до 11.11.2021, заявление следователю от стороны защиты о том, что они получили материалы ходатайства о продлении срока досудебного расследования с приложениями (которые состояли из семи томов) и заявление В. Медведчука о получении ходатайства и всех материалов о продлении срока досудебного расследования.

Сторона защиты также заявила о наличии ряда ходатайств. Одним из них было ходатайство с просьбой отложить судебное заседание в связи с необходимостью изменить территориальную подсудность. По мнению адвокатов, дело должно рассматриваться не в Печерском, а в Шевченковском районном суде Киева, поскольку именно в Шевченковском районе города Киева находится Государственное бюро расследований. Также, одним из адвокатов поднимался вопрос о допросе свидетелей во время данного заседания. По поводу всех заявленных ходатайств сторона обвинения возражала и просила отказать в их удовлетворении.

Далее, суд перешёл к рассмотрению ходатайства стороны обвинения о продлении срока действия меры пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста. Такую необходимость прокурор обосновал тем, что есть необходимость проведения досудебного расследования в установленные сроки, что включает в себя проведение ряда экспертиз, допроса свидетелей и т.д. К тому же, для продления меры пресечения, по мнению стороны обвинения, есть основания, которые предусмотрены пп. 2, 3 ч. 1 ст. 177 УПК Украины, а именно: риск уничтожения или сокрытия документов, которые имеют существенное значение для расследования уголовного производства, а также возможность незаконного влияния подозреваемого на свидетелей, на экспертов, во время подготовки и проведения экспертиз,  и на других специалистов. Прокуроры утверждали, что никакая другая более мягкая мера пресечения не сможет предотвратить существующие риски.

В. Медведчук высказал свое мнение о том, что именно путем применения незаконных уголовных преследований, власть пытается противостоять своим оппонентам.  Также он отметил, что на данный момент предлагалось продлить домашний арест с одной целью – не дать ему возможности выполнять полномочия народного депутата в полном объеме, работать как политику, который находится в оппозиции к действующей власти.

Адвокаты также ходатайствовали об изменении меры пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста на ночной. Суд отказал в удовлетворении и этого ходатайства.

Важно отметить, что сторона защиты несколько раз просила суд объявить перерыв на обед, так как заседание длилось очень долго, а позже и вовсе просили объявить перерыв до следующего дня в связи с окончание рабочего дня. Тем не менее, судья С. Вовк проигнорировал данные ходатайства, в итоге заседание длилось более 12 часов и только около 22:00 было перенесено на 9 июля, нарушая тем самым график работы суда. Информационно-аналитический центр МОПЧ отмечает, что крайне важно, чтобы и подозреваемый (или обвиняемый), и его защитники имели возможность участвовать в судебном разбирательстве и делать заявления, не испытывая чрезмерной усталости. Обоснованность данной позиции также подтверждается практикой ЕСПЧ, в т.ч. решением по делу Махфи против Франции.

Стоит отметить, что несмотря на то, что данное дело несомненно имеет политическую составляющую, пункт 1 статьи 6 ЕКПЧ требует от суда быть независимым от других ветвей власти, а также от политических партий.

ИАЦ МОПЧ продолжит мониторинг и уточнение деталей данного уголовного производства.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *