Мониторинг дела Галантерника В.И. (заседание 9-10 ноября 2021 года)

9-10 ноября в Высшем антикоррупционном суде было рассмотрено ходатайство детектива Национального антикоррупционного бюро о проведении специального досудебного расследования в отношении бизнесмена В.И. Галантерника, подозреваемого в создании и руководстве преступной организацией в Одессе. Информационно-аналитический центр МОПЧ начал мониторинг данного судебного процесса.

Особенностью данного процесса является спорный момент относительно уведомления самого В.И. Галантерника о подозрении в инкриминируемых ему преступлениях и приобретении им статуса подозреваемого. Чёткий, не вызывающий сомнений ответ на данный вопрос является важным условием для проведения специального досудебного расследования.

Украинское законодательство предусматривает возможность проведения досудебного расследования без участия лица (in absentia) в случае, если помимо обоснованности подозрения в совершении преступлений, данное лицо также скрывается от следствия. В ходе заседания детектив НАБУ попытался доказать необходимость проведения специального досудебного расследования в отношении В.И. Галантерника. Представители НАБУ заявляют, что такой формат расследования необходим из-за того, что В.И. Галантерник скрывается от следственных органов.

В ходе заседания и ознакомления с материалами дела, наблюдатель МОПЧ отметил несколько моментов:

На момент составления сообщения о подозрении В.И. Галантерник не проживал на территории Украины. Следственные органы были уведомлены о его фактическом местонахождении на территории Великобритании и нахождении на консульском учете в Израиле. Как выяснилось, детективы НАБУ отправляли сообщение о подозрении В.И. Галантернику на украинские адреса, хотя сам он в письменной форме сообщал следственным органам о месте своего проживания заграницей. Кроме того, один из адресов, на которые отправлялось уведомление, является адресом нежилого помещения, который априори не может считаться местом проживания. Адвокаты предоставили свидетельства того, что В.И. Галантерник с 2017 года не имеет недвижимости и фактического места проживания в Украине, а проживающие по соседству с указанными детективом адресами люди подтвердили письменно, что там более 5 лет никто не проживает. Адвокаты были готовы обеспечить явку свидетелей, но детектив заявил, что сомневается в подлинности подписей и не считает это важным доказательством. По его мнению, рассылки уведомлений по украинским адресам было достаточно для уведомления лица о подозрении. Эксперты МОПЧ отмечают, что тот факт, что В.И. Галантерник сам или через своих адвокатов уведомил органы досудебного расследования о своем месте проживания/нахождения за рубежом, давало возможность уведомить его о подозрении в определенный законом способ. Но причины, по которым это не было сделано, детективом за все время заседания названы не были.

Соблюдение Европейской конвенцией о взаимной правовой помощи по уголовным делам.

Согласно международным обязательствам Украины (которые также распространяются на Великобританию и Израиль), в случае с В.И. Галантерником вручение повесток должно осуществляться представителями страны, в которой он находится (ст. 7 Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам). Для этого украинская сторона должна была направить компетентным органам Израиля и/или Великобритании соответствующие повестки. Однако, никакой внятной информации о попытках вручить В.И. Галантернику повестку через компетентные органы вышеуказанных стран наблюдателям МОПЧ получить не удалось. Таким образом можно поставить под сомнение выполнение условия об уведомлении лица о подозрении и соблюдении его права на доступ к правосудию.

Такое игнорирование детективами НАБУ и судьёй ВАКС норм Конвенции может расцениваться как отступление от международных норм и обязательств, принятых на себя Украиной и как прямое нарушение права В.И. Галантерника на доступ к правосудию, (т.к. он не был уведомлен о подозрении предусмотренным Конвенцией способом) и, соответственно, права на справедливый суд, гарантируемого ЕКПЧ.

Последствия отступления от международных норм и проведения специального досудебного расследования.

Помимо непосредственного отступления от международных норм, проведение специального досудебного расследования — шаг в сторону проведения заочного судебного расследования в будущем. Подобное развитие событий может привести к ряду нарушений прав В.И. Галантерника (который в письменной форме уведомил следствие о готовности сотрудничать), например, лишит его возможности защищать себя лично (право, гарантированное п. 3(с) статьи 6 ЕКПЧ), участвовать в допросах свидетелей и т.д. Это также подтверждается практикой ЕСПЧ, согласно которой обвиняемый, как правило, должен иметь адекватную и надлежащую возможность допросить свидетелей обвинения (дело Шаташвили против Германии). Более того, все доказательства, как правило, должны представляться в ходе публичных слушаний в присутствии обвиняемого (дело Солаков против Бывшей югославской республики Македония).

Международный розыск.

В ходе заседания детективы НАБУ несколько раз сделали акцент на том, что В. Галантерник находится в международном розыске. Однако, позже выяснилось, что в отношении В.И. Галантерника зафиксирован только факт обращения детективов НАБУ в Департамент международного полицейского сотрудничества НПУ, что само по себе не несёт международных обязательств и не означает, что лицо внесено в список лиц, находящихся в международном розыске. Согласно распечаткам с официального сайта Интерпола, предоставленным защитниками, В.И. Галантерник отсутствует в базе международного розыска.

Эксперты МОПЧ считают необходимым отметить, что совокупность заявлений, на которые опирался детектив в своем обосновании необходимости проведения именно специального досудебного расследования, является довольно шаткой. Вызывают опасение в объективности и полноте рассмотрения судьей ходатайства и тот факт, что ее не заинтересовал вопрос, почему следственные органы даже не попытались отправить уведомление о подозрении В.И. Галантернику на предоставленные им адреса за рубежом.

Кроме того, наблюдатели МОПЧ отмечают, что детектив делал упор не на основном вопросе – необходимости проведения специального досудебного расследования, а на обоснованности самого подозрения. Делался акцент на виновности В.И. Галантерника, его роли в совершенных преступлениях (при чем часть доказательств, со слов адвокатов, была взята из материалов совсем других производств).

По мнению экспертов МОПЧ органами досудебного следствия были использованы не все инструменты для попытки связаться с В.И. Галантерником. А так как специальное досудебное расследование может привести к нарушению права на справедливый суд, ожидалось, что следственный судья вернет ходатайство стороне обвинения для доработки, а именно отправки уведомления по адресу, который адвокаты назвали как нынешнее место проживания В.И. Галантерника.

В этой связи решение судьи об удовлетворении ходатайства детектива о проведении специального досудебного расследования в отношении человека, который, судя по объективной оценке наблюдателя МОПЧ, не скрывается и готов через адвокатов информировать о своих передвижениях, вызывает сомнения в беспристрастности (в понимании п.1 ст.6 ЕКПЧ). Согласно решению ЕСПЧ в деле Бочан против Украины беспристрастность должна определяться, в том числе, в соответствии с объективным критерием – были ли у судьи достаточные гарантии для того, чтобы исключить какие-либо легитимные сомнения в процессе принятия решения.

Вне зависимости от того, будут ли в дальнейшем во время судебного рассмотрения обнаружены нарушения права на справедливый суд, игнорирования норм УПК (в части проведения специального досудебного расследования в отношении лица, которое не скрывается от следствия) и международных норм на этапе досудебного расследования может поставить под сомнение решение суда по существу.