Мониторинг судебного заседания Юрия Россошанского (заседание от 3 июня 2021 года)

3 июня 2021 года в Шевченковском районном суде г. Киева состоялось судебное заседание по делу Ю.В. Россошанского (№ 363/3282/18), который обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п.4 ч.2 ст.115 (умышленное убийство, совершенное с особой жестокостью) Уголовного кодекса Украины.

Мониторинг заседания по данному уголовному производству проводился с помощью онлайн-трансляции на официальном веб-портале Судебной власти Украины.

Уголовное производство по обвинению Ю.В. Россошанского рассматривалось судьями П.Л. Слободянюк и Е.В. Сидоров. Также на заседание прибыли обвиняемый Ю.В. Россошанский и его защитник А.В. Цыбенко, эксперт Б.С. Шульга, потерпевшие С.С. Дуняк, Е.М. Дуняк, А.Ю. Ноздровская и их представители А.Г. Панченко и Д.И. Биловчук.

Ход заседания. На судебное заседание не явилась следователь полиции Л. Лучинская, аргументируя свое отсутствие тем, что вовлечена в следственные действия, однако обещала свое участие в следующий раз. В то же время она просила суд рассмотреть возможность ее допроса в закрытом режиме. Такое пожелание следователя вызвало возмущение потерпевших. Мать И. Ноздровской сказала, что заседание должно быть только открытым.

На заседании было проведено допрос эксперта Б.С. Шульги, согласно ст. 356 УПК Украины (по ходатайству стороны уголовного производства, потерпевшего или по собственной инициативе суд вправе вызвать эксперта для допроса для разъяснения заключения). С его слов, первичные данные мобильных операторов сначала получила именно полиция. Эксперт Б.С. Шульга отметил, что диски с информацией получил не напрямую, а от следователя полиции Л. Лучинской, которая лично и упаковала эти диски. Экспертизу трафиков связи с базовыми станциями по телефонам убитой И. Ноздровской и подозреваемого Ю. Россошанского назначили только через три месяца. К тому времени полиция пользовалась аналитическими справками, которые составила самостоятельно. Впоследствии выяснилось, что эти справки более полные, но эксперту дали меньше информации. Он объяснил, что это официально полученная по запросу информация от мобильных операторов, тем самым намекнув, что полиция могла иметь еще другие источники. Эксперт объяснил, что некоторые соединения оператор мог не зафиксировать и не отобразить, но у полиции они были.

В заключении эксперта указано, что в день исчезновения 29 декабря с 18:00 до 20:14 номера телефонов Ю. Россошанского и И. Ноздровской фиксировались в пределах действия одной базовой станции, но не представляется возможным установить их совместное перемещение. Эксперт объяснил это тем, что у него и сотрудников полиции были разные исходные данные, разная информация. В первой половине дня телефон И. Ноздровской фиксировался в г. Киеве на улице Банковой – она ​​работала помощником народного депутата Т. Чорновол. Около 16:00 И. Ноздровская возвращалась домой. При передаче с телефона сообщения или совершении звонка, пользовании интернетом или иной передачи данных телефон фиксируется на базовой станции. Телефон одновременно взаимодействует с тремя ближайшими станциями, но выбирает и использует ту, что дает сильный сигнал. Последний раз передача данных с телефона убитой фиксируется в районе Демидовской вышки в ​​промежутке с 18:11 до 20:14. У погибшей было два телефона с сим-картами Киевстар и МТС, но исследовался только первый, второй вообще не нашли.

Согласно аналитической справке полиции, в 20:12 фиксируется попытка вызова от сына Ю. Россошанского, в 20:14 пришло входящее СМС. А в заключении эксперта написано, что в настоящее время и до полуночи по телефону Ю. Россошанского не фиксировалось обмена данными.

Судья задал вопрос,-“Фиксировался ли маршрут, когда передача данных с телефона убитой фиксировалась Демидовской вышкой? Где он находился? Было ли это предметом экспертизы?”, – эксперт ответил, что это невозможно установить.

Также поступали вопросы от потерпевших, защитника обвиняемого, сам же обвиняемый Ю. Россошанский никаких вопросов не задавал.

По окончанию допроса эксперта, суд решил перенести заседание.

Стоит отметить, что на прошлом заседании суд продлил срок содержания под стражей обвиняемого до 12 июля 2021 года.

МОПЧ обращает внимание на, возможно, автоматическое продление сроков содержания под стражей национальным судом, что может быть нарушением ст. 6 Европейской конвенции защиты прав человека.

Ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает за каждым лицом, преследуемым по уголовному делу, право получить в разумный срок окончательное решение об обоснованности обвинения, направленного против него, а точнее достижение того, чтобы обвиняемые не оставались в течение долгого времени под тяжестью обвинения и чтобы было вынесено решение об обоснованности обвинения («Джулия Манцони против Италии» п. 25, «Броуган и другие против Соединенного Королевства» п. 65).

ЕСПЧ напоминает, что обвиняемый в уголовном производстве должен иметь право на то, чтобы производство по его делу осуществлялось с особой тщательностью, особенно в случае любого ограничения свободы на срок до окончания производства. Статья 6 Конвенции требует от судов применять все доступные процессуальные средства для установления вины или невиновности лица без ненадлежащих проволочек. Это требование призвано обеспечить скорейшее устранение неопределенности относительно юридической судьбы обвиняемого, который остается в состоянии неопределенности в течение всего срока производства, несмотря на то, продолжается производство или оно было приостановлено («Дорошенко против Украины» п. 41).

На следующем заседании которое состоится 30 июня 2021 года в 11:00, будет продолжено рассмотрение дела. Международное общество прав человека продолжит мониторинг и уточнение деталей данного уголовного производства.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *